Отцовский инстинкт

Отцовский инстинкт

– Ну, скажи, – спрашивает Марина подругу, – вот твой Игорь чем-нибудь с детьми занимается?

– Ну как… – задумывается Лада. – Со старшим в гараже они возятся. А с младшей он не сильно знает чего делать, она у нас принцесса такая. К потолку не подбросишь, под машиной с ней не поваляешься, на рыбалку не поедешь… Ну не знаю, вот в зоопарк ходили в прошлую субботу. А что?

– Да ничего, – мрачнеет Марина. – У вас хоть в зоопарк ходит. А у нас папа вообще, по-моему, старается домой пореже приходить. Мне кажется, он понятия не имеет, о чем с этими детьми разговаривать. Ему надо, чтоб тихо себя вели, получали пятерки, а он ими гордился.

– Так это всем надо…

«Когда отцу подключаться к воспитанию ребенка? Есть ли что-то такое, что может дать ребенку только папа? И откуда берутся отцовские чувства?»

Дмитрий Шноль, педагог

Проходил чемпионат мира по футболу. И когда закончился матч, в котором выиграли испанцы, к футболистам прямо на поле выбежали их дети. Много-много детей. И тут же папы их обняли, посадили на плечи, начали с ними играть, отдавать пасы, эффектно падать. Потрясающее было зрелище! И я тогда подумал, что, похоже, для нашей страны это невозможная картина.

Это одна из главных национальных проблем – российские отцы очень мало участвуют в жизни своих детей. Видимо, потому, что, во-первых, в результате трагедий XX века цепь отцовства в большинстве наших семей была прервана. И если культура материнства как-то сохранилась, хотя и в искаженном виде, то культуры отцовства у нас, по сути, нет. Вторая причина – практически все современные родители вышли из СССР и помнят лозунг «Все лучшее – детям». (Что на самом деле, конечно же, ерунда!) Поэтому нередко родившийся ребенок становится в семье как бы главным, а отцу отводится лишь функция обеспечивать семью.

Недавно мне рассказывала коллега-психолог, что она проводила опрос среди студентов педагогического института. Один из вопросов был: «Что из того, что может случиться в вашей будущей семье, для вас самое страшное?» Знаете, что ответили почти все юноши? «Если вдруг я не смогу обеспечивать семью». Это самое страшное! И это отражает установку, довлеющую над обществом: ты нужен, если ты зарабатываешь деньги. А иначе ты в семье непонятно кто!

На самом деле в воспитании ребенка главная мужская задача – это доверие (а женская – забота и поддержка). Доверие в том смысле, что «я даю тебе свободу там, где ты уже до этой свободы дорос. Я доверяю тебе, и у тебя все получится». Больше всего ребенку это необходимо в тот момент, когда наступает пора отделяться от семьи. Но такие отношения с отцом должны установиться задолго до этого момента. Отцовская и материнская позиции совершенно разные, и подростку с резкими перепадами его настроения и самооценки они важны обе. Потому что одновременно играть две роли, как современные мамы пытаются (или чаще просто вынуждены) – заботливой матери и доверяющего, «отпускающего поводок» отца, – страшно трудно.

Чтобы из своего супруга «вырастить» отца, жене тоже нужно доверять мужу. Например, сказать ему, когда он собирается пойти гулять с малышом: «Обувайтесь, как считаете нужным». Даже если в результате ребенок промочит ноги, ну и что? Куда важнее общение отца и ребенка: отдельные от мамы прогулки, выезды, игры. Мне кажется, в силу физиологии мужчина – более устойчивая единица внутри семьи (по крайней мере, так задумано). В определенных обстоятельствах ребенку это очень нужно. Так же как порой нужен и отцовский гнев. Время от времени отец должен рыкнуть – и всем сразу же станет понятно, что если вдруг придет Баба Яга, то папа ее, конечно же, прогонит.

Вопрос не в том, что мужчины стали какие-то плохие. Нет, просто утрачены, не переданы некие культурные навыки. И их надо восстанавливать. Это не вопрос этики, это вопрос педагогики, обучения.

Откуда берутся отцовские чувства? Я думаю, какое-то чувство, которое можно назвать инстинктом, есть. Но существуют еще разные степени человеческой зрелости. Бывают же нормальные разумные мужчины, которые говорят: «Я пока не готов иметь детей». То есть он чувствует, что в нем чего-то не хватает, что-то еще не созрело. Мне кажется, если сравнивать с материнским чувством, то отцовское чувство – более стратегическое. Можно сказать так: мама хочет, чтобы дети подольше оставались маленькими, а отец – чтобы быстрее стали большими. И этот баланс обязательно должен быть. Иначе, если есть установка, что детство – самая лучшая пора, а дальше все будет только хуже, то мы получаем тех самых инфантильных людей, которые не хотят вырастать в полную меру своего возраста. Одна из задач отцовства – показать, что быть взрослым – это «круто».

Сможет ли инфантильный отец вырастить неинфантильного ребенка? Я думаю, он может взрослеть вместе с ним. Потому что это совсем другая позиция. Тебе уже протянули маленькую ручку, ты ее уже держишь и начинаешь понимать, что извини, дорогой, какой ты ни есть, но ты уже отвечаешь за своего ребенка. Ребенок очень часто для мужчины – это возможность, наконец, стать взрослым.

Михаил Завалов, публицист

Ученые, исследовавшие феномен привязанности между младенцем и тем, кто о нем заботится, нашли, что привязанность между отцом и ребенком может развиваться с самых первых дней после его рождения. Нормальный мужчина наделен для этого всем необходимым психологическим арсеналом. Скажем, в ответ на плач ребенка у людей учащается сердцебиение, и было установлено, что мужчины в этом случае не отличаются от женщин. Более того, совсем недавно ряд поразительных исследований (проведенных, в частности, в знаменитой американской клинике «Мэйо») показал, что у мужчины, общающегося с ребенком, происходят значимые гормональные изменения: у него снижается уровень мужского гормона тестостерона и повышается уровень двух женских гормонов – эстрогена и пролактина (тут уместно напомнить, что гормоны у мужчин и женщин одинаковы, различия только в их пропорциях). Притом чем ярче выражены эти гормональные изменения у мужчины, тем с большей чуткостью он общается с ребенком. Эти исследования переворачивают наши привычные представления – они впервые показали, что у отцовских чувств есть биологический базис. Это значит: оставьте любого мужчину вдвоем с ребенком – и довольно быстро у него появятся «отцовские чувства».

Многочисленные исследования показывают, что чем интенсивнее отец участвует в жизни ребенка, тем выше у ребенка IQ[4], тем меньше у него психологических проблем и конфликтов с законом.

Типичный отец в большей мере, чем мать стимулирует ребенка – подбрасывает младенца к потолку или предлагает дошкольнику хитроумные головоломки. Кроме того, отцы с большим удовольствием играют, а дети это знают и ценят (возможно, для папы это тоже уникальная возможность расслабиться после офиса и повалять дурака, сидя на полу). Для многих детей играть с папой интереснее, ведь он куда менее предсказуем, чем мама.

А еще отец ожидает большего от ребенка и хуже переносит проявление зависимости – при здоровом климате в семье этим он учит ребенка самостоятельности и готовит к отделению от родителей.

Чтобы научиться плавать, надо войти в воду. Чтобы стать папой в полном смысле слова, надо подойти к младенцу и взять его на руки. Чем раньше это происходит, тем лучше. Хотя некоторые отцы начинают испытывать родительские чувства позже. А маме следует чаще приглашать папу к ребенку: просить его сменить подгузник, покормить младенца из бутылочки, поносить на руках, поиграть. И не критиковать. Многим отцам не хватает поддержки.

Одна мама рано утром оставила отца с двумя маленькими детьми, а вернувшись вечером домой, увидела, что дети весело ходят в пижамах. «Неужели ты уже собрался укладывать их спать так рано?» – удивилась она. Оказалось, папа просто не заметил, что дети, проснувшись, не переоделись. В таких ситуациях мать, недовольная «нарушением порядка», может напомнить мужу о его некомпетентности – именно так строятся барьеры, мешающие отцу стать полноценным папой. Хотя на самом деле ничего ужасного не произошло, а для детей это был праздник и приключение с нарушением обычной житейской рутины. Важно, чтобы родители договорились об основных правилах, касающихся безопасности и здоровья, и не мешали друг другу общаться с ребенком «как кто умеет».

В целом можно сказать так: когда в жизни ребенка участвуют и мама и папа, у него «двойной опыт», два способа взаимодействия с миром вместо одного, и потому его жизнь оказывается богаче.

И еще одна вещь, особенно важная для христианских семей. Знакомая девушка говорила мне, что с мучением произносит слова молитвы «Отче наш», потому что не может при этом не думать о своем холодном отце, который обращал на нее внимание только тогда, когда она плохо себя вела. Новый Завет постоянно называет Бога Отцом. Отношение отца к ребенку становится для растущего человека воплощенной притчей о Боге, куда более важной, чем правильные слова, и эта притча на протяжении всей жизни может влиять на его отношения с другим Отцом. Так что быть отцом – это в буквальном смысле слова страшная ответственность.

Но став отцом в полном смысле этого слова, человек передает другому существу жизнь – не только биологическую, но и свои ценности, свое тепло, само свое бытие. Передавать жизнь другому – это и есть самая настоящая жизнь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Объятия как инстинкт

Из книги Мать и дитя. Первый год вместе. Путь к обретению телесной и душевной близости автора Оксанен Екатерина