Причины агрессии у самых маленьких

Причины агрессии у самых маленьких

Прежде всего нам следует понять, что укусы материнской груди в период грудного вскармливания бывают намеренными нечасто. И даже в таких случаях маме нужно весьма развитое воображение, чтобы заподозрить в них агрессивную нотку. Как известно, младенцы находятся на грудном вскармливании от силы в течение года – если материнская грудь выделяет достаточно молока. Но обычная для современности ситуация сокращает вскармливание до 6–8 месяцев, так как жизненный ритм в наши дни отнюдь не благоприятствует ни длительному вскармливанию, ни отпускам по беременности в целом.

Так или иначе, у многих детей зубки прорезаются значительно раньше, чем мама начнет отучать ребенка от груди, хотя так же часто ребенка отнимают от нее до получения первого болезненного укуса. Собственно говоря, появление у малыша молочных зубов и отмечает биологический период, когда его пора прекращать кормить грудью.

Дело в том, что сосание грудного молока является для ребенка первым в его жизни тренингом на развитие челюстного и глоточного аппарата – материнская грудь служит первым стимулом для их развития. Чем скуднее выделяется молоко, тем больше усилий прилагает ребенок к тому, чтобы его, так сказать, добыть. При этом очевидно, что, когда у него появляется дополнительное «орудие труда» (а молоко с каждым месяцем идет у матери все хуже), он использует его по единственному известному ему пока назначению. То есть кусает грудь, чтобы получить еще порцию пищи. Поэтому ранее детей начинали отучать от груди с началом прорезывания молочных зубов. Ведь не кусать грудь ребенка научить невозможно, поскольку такие сложности мышления в данный период ему и впрямь недоступны. Однако в это время его поведение и не является агрессивным – он напрягает ротовой аппарат еще сильнее с простой целью наесться и не понимает, что его укусы причиняют матери боль.

А вот уже через полгода-год ситуация меняется кардинально. Со стороны родителей вполне логично покупать детям в периоде прорезывания зубов (с отучением от груди или нет) игрушки, которые можно грызть без ущерба здоровью и ротовой полости. И, как правило, дети, в это время пробующие на зуб решительно все, успевают оценить такие подарки по достоинству. А в один прекрасный момент рядки уже прекрасно сформировавшихся молочных зубиков впиваются в мамино запястье с такой силой, словно в них зажата не живая плоть, а ухо любимого игрушечного зайца…

И, что особенно удивляет, на сей раз (тем более после нескольких эпизодов) покусанным родителям сразу становится понятно – ребенок укусил их намеренно, с какой-то явной целью. Это видно по его поведению, и вообще, на то родителям и дан инстинкт… Но угадать, что за смысл вложил малыш в этот удар кулачком или укус, не так-то просто. Ведь его биологические потребности удовлетворены, да и другие предметы для тренировки зубов у него в наличии – а иногда даже, можно сказать, в изобилии.

Да, наверное, лучшего средства озадачить взрослого, чем укус или тумак от прелестного малыша, на свете и впрямь не сыщешь… На этом моменте у родителей отказывает любой инстинкт. С одной стороны, они не верят, что их ангелочек стал юным сорвиголовой по их вине. А с другой – не могут найти иного объяснения целенаправленности, с которой он теперь регулярно «награждает» окружающих, не жалея сил. А главное, они совершенно не понимают, когда случилось это неприятное превращение и как они умудрились его упустить!

Но на самом деле родителям обычно не о чем переживать (ну разве что беречь отдельные части тела от проснувшегося в их чаде «бурундучка»). Особенно это касается случаев, когда ребенок начинает кусаться и драться до того, как он произнесет первое слово.

Дело в том, что психика и центральная нервная система ребенка начинают бурное развитие с первого дня после его рождения. И этот процесс ускоряется в разы, едва малыш уверенно встанет на ноги, так как с этого момента его головному мозгу нужно овладеть координацией, получить и обработать множество новых сигналов, поступающих извне. А между тем количество этих сигналов резко возрастает – ведь научившийся ходить и бегать малыш с того времени едва ли усидит на месте добровольно больше получаса… Но ходить, не спотыкаясь и не падая, – это одно, а говорить – совсем другое. Речь и вообще способность внятно выражать свои мысли относится к одной из наиболее сложных задач для коры. Поэтому дети овладевают ею позже, чем любыми другими необходимыми для жизни навыками.

Таким образом, в течение некоторого времени в организме (точнее, в уже начавшей связно мыслить коре) малыша явно нарастает несоразмерность. В данном случае – между количеством мыслей, которые он хочет высказать родителям, и количеством слов, которые он может произнести достаточно внятно для того, чтобы быть ими понятым.

С другой стороны, понятно, что чем более самостоятельным выглядит поведение ребенка, тем меньше прислушиваются родители к его лепету и тем меньше внимания уделяют ему в целом – ведь он уже не выглядит таким беспомощным. Конечно, при этом взрослым редко приходит на ум, что вместо потянуть маму требовательно за полу халата малыш, не дождавшись внимания, может в один прекрасный день просто укусить ее за ногу или другую оказавшуюся ближе остальных конечность.

Взаимосвязь между требованием снизившегося внимания родителей и физической агрессией здесь состоит в том, что ранее, в период вскармливания грудью, малыш получал молоко, прикусывая сосок сильнее. Иными словами, с точки зрения ребенка, дополнительная или большая, чем обычно, порция молока еще недавно служила ему наградой за активную работу челюстями и языком, а позже – зубками. Так что с его стороны рассуждение вполне логично – мама перестала уделять ему так много внимания и ласки (возможно, даже потому, что в семье появился второй ребенок), но укус наверняка поможет их вернуть…

Кстати, именно в случаях, когда побоями и укусами дети привлекают к себе внимание, особенно заметна взаимосвязь между окружающей обстановкой и всплесками агрессии у отпрыска. Например, ребенок начинает кусаться или бить того из родителей, чье внимание он тщетно пытается привлечь. Аналогично, такой может быть природа плохого поведения ребенка исключительно в обществе. То есть когда он закатывает истерики только в гостях или других общественных местах, поскольку там внимание родителей явно отвлечено основной целью визита.

Ну а помимо желания выразить свои мысли без слов или получить дополнительное внимание, дети могут кусаться и даже щипаться, бить окружающих кулачками действительно из избытка агрессии. Например, такое случается, когда ребенок сильно устал в процессе игры, проголодался, обиделся или испытывает уже, так сказать, зашкаливающий дискомфорт по другой причине. Дети плохо владеют своими эмоциями в том смысле, что у них еще не развит механизм их сознательного сдерживания. То есть, например, согласимся, что мы, взрослые, способны погасить вспышку гнева или обиды усилием воли – возможно, запомнить этот эпизод на будущее, но сейчас в совершенстве изобразить, будто ничего не произошло… Так вот, если мы помним себя хотя бы в подростковом возрасте, мы помним также, что умение взять себя в руки в нужный момент приходит со временем – мы наверняка не всегда справлялись с собой даже в 18–20 лет, не говоря уже о 12–15.

Часто ли нам удавалось скрыть что-либо от родителей в те годы?.. Вот именно, что нет – мама с папой «откуда-то» всегда угадывали (и очень близко к истине!), что с нами что-то не так. Разумеется, на стороне их прозорливости была не только интуиция – по нам это просто было очень заметно, хотя мы сами поняли это лишь с годами. Что касается детства, то мы наверняка не вспомним себя в 2–3 года столь же отчетливо, как в 15 лет.

Тем не менее мы можем быть уверены, что чем младше возраст, тем труднее юному человечку понимать, что он чувствует, почему и как ему, если можно так выразиться, сменить настроение на более радостное. Вот в таких случаях он может начать драться – чтобы родители или хоть кто-то из окружающих либо помог ему устранить причину дискомфорта, либо показал, как правильно поступать в таких ситуациях. И поскольку в такие моменты ребенок действительно заметно раздражен, его действия выглядят не менее агрессивными, чем у впавшего в ярость взрослого. Обычно агрессия такого рода овладевает совсем маленькими детками – в возрасте до 2 лет. А впоследствии она, если не проходит, перерастает в кусачесть иную – связанную с требованием внимания или других бонусов, в которых ребенку отказывают без укуса.

Другими словами, дети развиваются быстро. А еще быстрее они улавливают реакцию родителей на их «работу» кулачками или зубками. Если эта реакция оказывается такой или приблизительно такой, как им хотелось бы, она закрепляет нечто вроде условного рефлекса – за укус можно получить то, чего не получишь другим путем. Оттого ранняя неосознаваемая агрессия обычно становится осознанной за считанные недели. То есть если изначально побоями и укусами малыш только хотел объяснить маме, что он устал играть в кубики и хочет побегать, то вскоре он начнет выражать тем же способом вообще все свои желания. Скажем, чтобы ему поменяли памперс (ранее его «указания» для этого маме не требовались) и дали «вон ту забавную штучку», накормили вкусненьким, отвели на прогулку и т. п. Причем чем дольше ему будут отказывать в исполнении текущего желания (а вдруг «вон та штучка» оказалась средством для мытья посуды!), тем яростнее будут побои и укусы. Говоря еще проще, именно таким путем дети быстро превращаются в профессиональных шантажистов, и этому уж точно их обучаем мы.

Также в более старших возрастных группах (от 3 до 7 лет) агрессивное поведение может служить ребенку инструментом самоутверждения в качестве личности и полноправного члена семьи. Дело в том, что с рождения дети совсем не понимают, что такое «хорошо» или «плохо», «можно» или «нельзя». Ребенку неизвестно, каким именно способом папа с мамой стали столь авторитетными для него и окружающих людьми, или как они делают так, чтобы им давали требуемое. Поэтому он пробует разные модели поведения, перенятые у взрослых, но, само собой, лишь те из них, которые ему удается скопировать в силу временных несовершенств развития. Так, он способен скопировать ласку (лезет обниматься, целоваться и улыбаться), угрозы (бить, кусать, совершать другие запрещенные родителями действия), иные физические проявления хорошего или плохого настроения. И успех в этих, если можно так выразиться, начинаниях дает ему больше внимания, ласки, иных понятных ему преимуществ. Но, естественно, он еще не в состоянии высказать то же самое на словах или вести так называемую тонкую дипломатию.

Поэтому дети стремятся подражать родителям не столько с целью им понравиться, сколько чтобы получить больше привилегий. Ведь симпатии и антипатии для них – вещь малопонятная в том смысле, что дети получают родительскую любовь изначально, с первых минут после рождения на свет (а по некоторым данным – еще во внутриутробном развитии). То есть им с первого дня жизни известно, что домочадцы их любят, и если другого опыта у них нет, для них родительская любовь становится таким же непреложным явлением, как восход солнца или пение птиц вокруг.

А вот количество съеденных за день конфет или купленных новых игрушек более переменчиво – это привилегии, которые можно получить или не получить, в зависимости от настроения родителей. Если при этом малыш уже, что называется, дорос до понимания разницы «Папа и мама могут получить все это когда угодно, а я – нет», у него возникает желание поступать так же, как папа и мама. Но поступать так не потому, что они – самые умные, красивые, добрые и т. д., а потому, что они могут получить все, что хотелось бы и ему, в любой момент, в неограниченных количествах.

Фактически жизнь в маленьком обществе, называемом семьей, ставит перед ребенком вопросы конкуренции (кто в семье глава и лидер) и преимуществ, даруемых тем или иным статусом. Интуитивно малыш такого возраста уже вполне способен это понять – своеобразно и примитивно, но тем не менее. Оттого он и стремится занять положение самого избалованного вниманием и лаской члена семьи – чтобы больше не пришлось просить лишнюю шоколадку или игрушку, как не приходится их просить маме. И когда ребенок действует из таких побуждений, в его поведении проявляется избирательность – он «заводит моду» колотить или кусать только одного из домочадцев. Это может быть кто угодно – бабушка, мама и др. Плюс, у таких детей всегда имеется «любимчик» – один из членов семьи, в присутствии которого он всегда «паинька», кого он никогда не ударит и не укусит.

Этап выработки поведения, позволяющего получить больше привилегий, как раз отмечает становление личности ребенка. А первоначальные его странности (агрессия вместо ласки и прочих «вежливостей») образуются просто из того, что дети не различают хорошее и плохое поведение. И по сложностям, связанным с этим становлением, легко определить, на каком этапе взросления находится наше чадо. Например, если оно начинает капризничать из-за мокрого памперса или отказа купить очередную игрушку, ему либо не более 3 лет, либо оно несколько запаздывает в личностном развитии.

Если же уже в 2,5–3 года ребенок становится настоящим маленьким тираном для всей семьи, за исключением «любимчика», с социальной адаптацией у него все прекрасно – пора обучить его правильной ее форме взамен той, которой он пользуется сейчас. А форма, при которой ребенок превращается в настоящее чудовище исключительно в той или иной обстановке (дома или в садике, школе, магазине – словом, на людях), является апогеем развития детской личности – знаком перехода к социальной зрелости. Ведь способность отличать «своих» от «чужих» и разницу поведения родителей в одной или другой обстановке тоже дорогого стоит – с рождением она не дается…

Впрочем, как правило, между описанными этапами нет четкой границы, и они перетекают друг в друга плавно. Ведь любой младенец может заметить, что в ответ на плохое поведение он получает больше ожидаемых «подарков», чем в ответ на хорошее. Аналогично, ему не составит и труда соотнести, что на «выходку» в обществе мама реагирует более бурно, остро, чем на такой же или похожий «финт» дома. В таком случае избыточная забота мамы о том, что «скажут люди», автоматически привьет малышу гипертрофированную заботу о мнении общества. Притом в самом раннем возрасте и не обязательно в том смысле, что общество всегда должно думать хорошо о нем или тем паче об отказавшейся купить ему игрушку маме…

Итак, приведем уже сказанное в порядок. Дети в возрасте от 1 до 3 лет чаще всего кусаются и дерутся, потому что:

? Требуют внимания со стороны родителей, которое по мере взросления, естественно, снижается, ведь более самостоятельный ребенок требует его меньше, чем более зависимый.

А между тем понятно, что взросление малыша сопровождается увеличением его возможностей по самообслуживанию и, так сказать, самозанятости – способности найти себе развлечение самостоятельно. Это и заставляет родителей постепенно уменьшать время, которое они проводят с ребенком – особенно во всем, что касается игр.

Кроме того, в этом периоде в семьях частенько появляется второе чадо, что становится для первого настоящим ударом. Главным образом потому, что он одновременно узнает о существовании конкуренции и к тому же лишается львиной доли внимания матери. Как результат, отчаявшись вернуть вечно отсутствующих родителей в свое общество другими способами, малыш использует аргумент, ранее позволявший ему получить больше грудного молока. И инструмент этот – зубки.

? Скучают.

Игры в одиночестве надоедают детям значительно быстрее, чем даже взрослым. А между тем в возрасте до 3 лет одного малыша никто на улицу, к друзьям не отпустит. Потому если родители заняты, а другого партнера по играм в доме нет, запас воображения («Чем бы еще тут заняться?») у ребенка подходит к концу довольно быстро. В среднем это занимает около 2 часов, а детей неусидчивых, беспокойных лучше не оставлять одних даже на полчаса.

? Устают от текущего рода деятельности или испытывают другой, но в любом случае сильный дискомфорт.

Дети данной возрастной группы еще не владеют своими эмоциями, хотя испытывают их так же, как и взрослые. Это означает, что если подросток или тем более взрослый могут, скажем, прекратить играть на компьютере потому, что им надоело, трехлетний ребенок на это не способен. То есть он будет продолжать носиться как угорелый по детской площадке, несмотря на готовые отняться ножки. В конце концов усталость заставит его напасть на кого-то из окружающих с кулачками, так как он хочет, чтобы его остановили, но не может сделать это сам – не знает как.

? Не обладают достаточным словарным запасом и речевым навыком для того, чтобы высказать тревожащее их в данный момент на словах – привлечь достаточное внимание к проблеме с помощью речи.

Особенно это характерно для детишек, которым еще, так сказать, не положено говорить по возрасту, а также немного запаздывающих в развитии этого навыка.

? Наконец, в период приблизительно (все детки развиваются с разной скоростью) с 3 до 6 лет к этим мотивам может добавиться еще один, достаточно сложный для самого ребенка и неожиданный – для родителей. Мотив этот – желание получить свой статус в семье.

У мамы, папы и прочих постоянно окружающих малыша домочадцев есть свое положение – лидера (как правило, отец, но в последнее время все чаще – мать), старшего советника (бабушка) и др. Ребенок инстинктивно улавливает свою зависимость от их воли – в примитивной, но достаточно точной форме. Начиная с определенного момента он начинает нуждаться и в своих личных правах, помимо обязанностей, а также в своем личном пространстве. Нередко необходимость разграничить свою и чужую волю, территорию, собственность и пр. заставляет его прибегать к самым действенным (согласно его опыту) аргументам – укусам и побоям. При этом взрослым следует понимать, что маленький забияка использует лишь хорошо известные ему, наиболее понятные методы – он не столько агрессивен по своей натуре, сколько не обучен иным способам доказать свои права на игрушку, кроватку, внимание родителей и др.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

Подвижные игры для самых маленьких (от года до трех)

Из книги автора

Подвижные игры для самых маленьких (от года до трех) Беги ко мне Встаньте с ребенком лицом друг к другу на некотором расстоянии. Широко разведите руки в стороны и говорите: «Беги ко мне скорей, скорей!» Когда малыш подбежит, обхватите его руками и продолжите рифмовку: «Я


Старинные игры с пальчиками для самых маленьких

Из книги автора

Старинные игры с пальчиками для самых маленьких В этой главе вы найдете описание старинных народных потешек – так называются игры взрослого с маленьким ребенком. Нет сомнения, что отточенные веками слова, выразительные движения, яркие образы непременно привлекут


Игры для самых маленьких (от года до трех)

Из книги автора

Игры для самых маленьких (от года до трех) Кто за дверью? Разложите перед малышом игрушки или картинки и попросите: «Дай му-му!» или «Дай ав-ав!». В следующий раз внесите в игру элемент неожиданности или загадочности. Например, спросите ребенка: «Кто это стучится к нам в


Игры для самых маленьких (от года до трех)

Из книги автора

Игры для самых маленьких (от года до трех) Первые слова Приготовьте 5–8 игрушек, которыми малыш постоянно играет и знает их названия.Покажите ребенку знакомую игрушку. Когда он заинтересуется ею и захочет взять в руки, произнесите: «Скажи: „Дай-дай!”»Покажите ребенку


Игры для самых маленьких (от года до трех)

Из книги автора

Игры для самых маленьких (от года до трех) Погремушка Приготовьте для игры две погремушки: одну – для себя, а другую – для ребенка.Сядьте с малышом напротив друг друга, возьмите погремушки. Напевайте на простую мелодию рифмовку и в соответствии со словами выполняйте


Для самых маленьких (от года до трех)

Из книги автора

Для самых маленьких (от года до трех) Для самых маленьких учеников предлагаются игры с картинками, которые малыш может не только видеть, но и что-то с ними сотворить, перекладывая, подбирая одну к другой, сравнивая с реальными объектами и другими картинками. Благодаря этим


Уроки рисования для самых маленьких

Из книги автора

Уроки рисования для самых маленьких Если малыш еще не достиг двух лет, рисование должно стать вашим совместным творчеством. Например, вы рисуете иголку, а малыш проводит карандашом, «вдевая» ниточку; вы рисуете шарик, а малыш «привязывает» к нему


Одежда для самых маленьких

Из книги автора

Одежда для самых маленьких • Некоторые родители с первых дней одевают малыша в ползуночки и комбинезончики, не признавая пеленания. Однако замечено, что новорожденные, которых содержат совсем без пеленки и оставляют подолгу лежат, размахивая руками и ногами,


88. Приучите самых маленьких (от шести до десяти месяцев)

Из книги автора

88. Приучите самых маленьких (от шести до десяти месяцев) Внести изменения в жизнь ребенка до одного года – относительно простая задача. Нужно лишь установить необходимые рамки и не забывать о любви и заботе. До четырех – шести месяцев не принято говорить о нарушениях